Осенью 2018 года Армения впервые примет Форум ЛГБТ-христиан Восточной Европы и Центральной Азии. Гомосексуальность в стране была декриминализована только в 2003 году, а христианские традиции составляют важную часть национальной идентичности. Арман Саакян, координатор ряда программ организации «Новое поколение», которая занимается организацией Форума, рассказал в интервью Nuntiare et Recreare о ситуации в Армении, специфике работы, а также своих ожиданиях от Форума.

Об организации

— Для начала расскажите, пожалуйста, про вашу организацию.

— Она была создана в 1998 году, называется “Гуманитарная неправительственная организация “Новое поколение””, и она в основном является правозащитной организацией: занимается защитой прав человека и охраной здоровья наиболее уязвимых групп населения. Целевые группы, с которыми мы работаем — те, что подвергаются дискриминации и насилию по признаку социальной принадлежности. В основном работаем с такими группами, как ЛГБТ, МСМ, коммерческие секс-работницы и работники, потребители инъекционных наркотиков, люди, которые живут с ВИЧ, мигранты, заключенные и бывшие заключенные. Наша сфера — защита прав человека, а защита прав ЛГБТ — одно из направлений нашей деятельности, которое является для нас стратегическим. Мы осуществляем программы, которые направлены на защиту прав ЛГБТ-людей, на их развитие и обучение, также работаем с представителями государственных структур и СМИ, образовываем их по теме сексуальности и защиты прав ЛГБТ, дискриминации и международных конвенций, касающихся этих вопросов. Также мы делаем здравоохранительную программу предотвращения ВИЧ и СПИД среди МСМ и транс* людей. Мы сейчас единственная организация в Армении, которая, начиная с 2016 года, предоставляет услуги по профилактике ВИЧ. В рамках этого проекта мы предоставляем бесплатные презервативы и лубриканты, а также проводим бесплатное и анонимное тестирование на ВИЧ и другие ИППП. В 2017 году наша организация впервые в Армении достигла того, что государство допустило проводить тестирование на базе НПО, то есть наши бенефициары уже не ходят в поликлинику, а приходят прямо к нам в офис и сдают тест на слюну для получения ответа по ВИЧ. В основном мы реализуем проекты, которые поднимают общую осведомленность общества относительно проблем сообщества, делаем разные адвокационные проекты, которые направлены на улучшение ситуации — проводим воркшопы, встречи с государственными чиновниками, адвокация в сфере здоровья.

Мы также проводим ежегодную церемонию вручения награды тем журналистам, которые писали хорошие тексты об ЛГБТ в Армении. Еще мы сотрудничаем с разными посольствами в Армении, основные наши партнеры — посольство США, посольство Нидерландов в Грузии, Норвежский хельсинкский комитет, Евразийская коалиция по мужскому здоровью. Также у нас есть партнер “Миссия Восток”, которая работает на национальном уровне.

— Какую должность вы занимаете в организации?

— Я координирую программы по разнообразию, по защите прав человека, а также исполняю сейчас функции финансового менеджера.

«Тема ЛГБТ у нас очень политизирована…»

— Сразу возникает вопрос: вот эта “зонтичность” организации, что она широко правозащитная, а не направлена узко на защиту прав ЛГБТ — это помогает в работе? И как это воспринимается в обществе? С чем вообще сталкивается такой активизм?

— Я вынужден сказать правду — тема ЛГБТ у нас в Армении сейчас очень политизирована. Когда произносят эту аббревиатуру, не смотрят обычно с точки зрения прав и вообще с той точки зрения, что ЛГБТ-люди тоже часть нашего общества. Их рассматривают с точки зрения политики и используют сообщество для своих политических целей. В чем причина? На государственном уровне идет очень сильная пророссийская пропаганда. Говорится о том, причем людьми, финансируемыми государством, что Европа и Америка очень плохие. И ЛГБТ являются ключевой группой для того, чтобы показать: смотрите, к нам приносят плохие вещи из Европы и Америки — и тема политизируется. Говорится о том, что идет большая пропаганда со стороны Европы, чтобы разрушать традиционные армянские семьи, чтобы забрать нашу независимость, чтобы рождаемость была меньше. Ну, так же, как и в России. Сейчас есть пророссийские движения и группы, которые хотят внедрить закон о “запрете пропаганды”, как в России, и закон об иностранных агентах. Мы как правозащитная организация, которая поднимает эти темы, в основном воспринимаемся как враги народа, иностранные агенты Европы и Америки, которые хотят разрушить все традиции. Здесь важно то, что они всегда вмешивают в это религию, говорят, что у нас христианская страна, что все это против наших ценностей и тому подобное. С этой точки зрения у нас работать сложно, иногда даже опасно работать в данной сфере, но когда у тебя есть цель, когда ты хочешь, ты борешься и не сдаешься. В России, конечно, ситуация еще немножко посложней, но в Армении тоже не очень.

— Насколько на самом деле в стране сильна Церковь и так называемые традиционные ценности, консервативные взгляды в целом?

— Интересно то, что Церковь в основном не говорит об этой теме, молчит, у нее как будто какое-то нейтральное отношение. Был случай, когда в Церкви обнаружили, что один из служителей — гей, и его выгнали, сказали, что он больше не может быть священником. Был один такой случай, но в общем контексте проблемы Церковь всегда берет какую-то нейтральную роль. Но когда отдельно спрашиваешь, говоришь с представителями церквей, они все против ЛГБТ-сообщества, сторонников в Церкви в Армении сейчас нету.

О Форуме ЛГБТ-христиан Восточной Европы и Центральной Азии

 

— Как вы решили проводить Форум в Армении?

— Я в прошлом году поучаствовал в Форуме ЛГБТ-христиан. Мне эта тема была очень важна. Будучи ЛГБТ и христианином в Армении, ты подвергаешься дискриминации не только со стороны общества в целом, но и со стороны представителей сообщества. Многие представители ЛГБТ отвергают религию, считают себя атеистами и думают, что у них есть право смеяться над тем, что ты ходишь в Церковь, зажигаешь свечу и молишься. Потому что религия — всегда плохо, религия разрушает, убивает… С одной стороны, общество думает, что религия запрещает гомосексуальность, и что гомосексуальность — это ненормально, и это внедряется в сознание ребенка с самых ранних лет. С другой стороны, когда этот ребенок сам осознает себя как представитель ЛГБТ-сообщества — и христианин — в сообществе появляются люди, “друзья” в кавычках, которые говорят ему: будучи геем, ты не можешь быть христианином, потому что религия — это плохо. И у человека начинается внутренний конфликт: ты не можешь отказаться от религии, и не хочешь, а тебе говорят, что это плохо. Этот конфликт приводит к другим проблемам, например, к психическим расстройствам и вплоть до суицида.

Поэтому для нас как правозащитников важна тема гомосексуальности и христианства. Я поучаствовал в прошлом году в Форуме и озвучил все те проблемы, которые существуют в Армении. После Форума должно было решаться, где будет проводиться следующий Форум. И я предложил, поскольку Армения христианская страна, здесь верующее общество, что было бы неплохо сделать один Форум здесь. Для того, чтобы понять проблемы, которые существуют в тех странах, где еще за гомосексуальность даже иногда убивают людей. По закону у нас гомосексуальность не криминализована начиная с 2003 года, но есть люди, которые берут на себя право убивать представителей ЛГБТ-сообщества. Недавно сожгли квартиру одной транс* женщины у нас в Ереване. Потому что иногда приезжают представители разных церквей или организаций из Европы, и у них обсуждения проводятся на таком уровне, что уже все хорошо, но Церковь, скажем, не одобряет усыновление однополыми парами. И ты думаешь: а у нас людей убивают. И эта непропорциональность в обсуждении проблем иногда приводит к тому, что даже там себя чувствуешь изолированным, твои проблемы как будто не слышны. Исходя из этого я предложил, чтобы Форум проходил в этом году в Армении и там бы обсуждались темы религии, гомосексуальности и, вообще говоря, права на жизнь.

— Можно ли сейчас уже говорить о каких-то темах Форума, а также о какой-то специфике, трудностях?

— Сейчас мы находимся на стадии планирования с представителями Форума. Если честно, мы еще только обсуждаем формат Форума и где мы его проведем. Мы предвидим, что Форум пройдет на высоком уровне и что будут очень хорошие результаты после него. Потому что люди, которые живут и делают такие форумы в Европе, должны понять, что творится вне Европы относительно ЛГБТ-проблем и относительно того, как религия влияет на качество жизни представителей ЛГБТ+-сообщества. И, конечно, мы найдем общие мосты для сотрудничества, для улучшения ситуации.

Для нас как для организации очень важно такое событие, как Форум. Оно приведет к тому, что наконец, мы надеемся, будет диалог между Армянской церковью, представителями ЛГБТ-сообщества и правозащитниками, чтобы найти что-то общее и людей не подвергать дискриминации.

— Тем не менее, это Форум Восточной Европы и Центральной Азии. Вы считаете, у вас в Армении ситуация более жесткая по сравнению не только с Западной, но и с Восточной Европой?

— Как сказать. Вот территория Армении, у нас соседи Азербайджан, Турция, Грузия и Иран. С трех сторон там три мусульманских страны и с четвертой стороны Грузия, которая ничем не отличается от Армении, только если законами, которые сейчас улучшаются. То есть у нас здесь географически такая зона, где очень высокий уровень гомофобии и трансфобии из-за того, что у нас были традиции, что у нас есть религия, которая опровергает тот факт, что ЛГБТ-люди — грубо говоря, нормальные люди. И с этой точки зрения у нас ситуация очень плохая. Я не считаю, что хуже, чем в мусульманских или каких-то еще совсем неразвитых странах, но относительно того, что должно быть в двадцать первом веке… Мир должен быть цивилизованным и демократически развитым, а у нас еще есть проблемы, которые нужно решать. И еще я скажу одну вещь: ЛГБТ-движение в Армении совсем новое, молодое. Поэтому его нужно развивать, и, конечно, всегда будут в этом сложности.

— Есть ли какая-то история лично про вас: как вы пришли в ЛГБТ- и христианский активизм?

— Христианский активизм для меня — нечто новое. Потому что лично я являюсь христианином, верующим, и я всегда чувствовал себя изолированным и дискриминированным в Армении только потому, что я активист, занимающийся правами человека, и при этом христианин.

— Был ли у вас какой-то внутренний конфликт относительно этих вещей?

— У меня лично был конфликт относительно этого, как внутренний, так и внешний, что привело к тому, что я не удержался и удалил из Фейсбука несколько друзей, которые говорили слова ненависти — против Иисуса Христа, религии, Бога. Это люди, которые считают себя вправе оскорблять других. Лично я чувствовал себя оскорбленным: конечно, есть свобода слова, но она не должны превращаться в слова ненависти. Именно поэтому, когда я узнал, что есть такой Форум, где обсуждаются темы ЛГБТ и христианства, я решил, что это та площадка, где я себя буду чувствовать комфортно, где люди будут меня принимать и поддерживать.

ЛГБТ-христианский активизм как таковой совсем новый, мы только начали эту работу начиная с осени прошлого года. Мы даже еще не озвучили это официально, но скоро озвучим. После этого будут отклики, конечно, будут нас “сжигать” в соцсетях, как это обычно бывает. Но это важная часть, которая должна быть интегрирована в общий активизм.

— Возникают ли конфликтные ситуации с другой стороны — со стороны религии? Или со стороны общества в целом, ее консервативной части?

— Конечно, столкновения и конфликты всегда бывают в разных сферах. Про нас очень часто пишут официальные СМИ, государственные газеты. Лично меня в 2014 году назвали “свидетелем Кончиты Вурст” в газете, напечатали мое фото и всю мою биографию, где я учился, где я работаю и чем занимаюсь. Про нас пишут отдельно и как об организации — что нас надо закрыть. Один из чиновников, представитель Республиканской партии Армении, выступил в парламенте с речью, что нашей организацией должна заниматься прокуратура, что мы являемся угрозой для национальной безопасности. Мы пытаемся этому противостоять. Сложно, трудно, иногда этап выгорания, но потом работа продолжается.

Ари Гласс, источник Nuntiare.org