Трансгендерные люди в России стигматизированы, а трансгендерные люди с ВИЧ — стигматизированы вдвойне. Это давление мешает им обращаться за помощью к врачу, получать терапию, если это необходимо, и в целом снижает качество их жизни. На международной конференции по ВИЧ в Восточной Европе и Центральной Азии эксперты объяснили, почему трансгендерные люди боятся врачей, а те — их, и что необходимо для того, чтобы остановить распространение вируса. 

Трансгендерные люди в России находятся в «невидимой группе» неизвестно, сколько в стране трансгендеров, сколько из них инфицированы ВИЧ и сколько из них получают антиретровирусную терапию.

Дело осложняет и то, что сообщество трансгендеров закрытое и сами они не стремятся рассказывать о себе из-за стигматизации и дискриминации в обществе. Общественная организация Gender Dynamics Research при поддержке фонда «Трансгендер» провела собственное исследование, чтобы изучить масштаб распространения ВИЧ среди трансгендерных людей и пути распространения заболевания, в нем приняли участие более 200 человек.

Выяснилось, что больше половины опрошенных слабо представляют себе, что это за заболевание: 9% считают, что ВИЧ заметен по внешности, 13%  что можно заразиться через одни и те же предметы гигиены. 17% респондентов считают, что ВИЧ может передаваться через комариный укус, то есть по крайней мере имеют представление о том, что инфекция передается через кровь, отметила представитель организации Gender Dynamics Research Алиса Лапицкая. Но при этом почти треть не знают, что можно заразиться ВИЧ через общие шприцы и иглы при употреблении инъекционных наркотиков (29%).

Свой ВИЧ-статус знает только половина опрошенных. «Чаще всего трансгендеры узнают о своем ВИЧ-статусе, когда обращаются в специализированные клиники, чтобы сделать различные косметические операции. Тогда им просто приходится проверяться на ВИЧ, и они узнают о своем статусе,  отмечает Алиса Лапицкая.  50% наших респондентов не знают своего статуса не потому, что у них нет ВИЧ, а потому, что им еще не приходилось обращаться по таким вопросам. Особенно это касается молодых людей  они еще зачастую не обращались за медицинской помощью, при которой требуются подобные проверки».

Среди тех, кто знает свой ВИЧ-статус, половина заразилась при употреблении инъекционных наркотиков (44%). Еще 38% утверждают, что были инфицированы ВИЧ при переливании крови, однако в прессе не было сообщений о подобных заражениях в таком количестве.

Только 12% получения ВИЧ приходятся на половой акт, причем число зараженных через анальный и вагинальный секс  одинаковое. Это еще раз показывает, что профилактика ВИЧ среди мужчин, практикующих секс с мужчинами, не подходит для всех трансгендеров, подчеркивает Лапицкая.

Какие именно барьеры мешают профилактике и лечению ВИЧ среди трансгендеров…

СТРАШНО ОБРАТИТЬСЯ К ВРАЧУ

Сейчас, говорит Алиса Лапицкая, многие трансгендеры не ходят к врачам по десять лет, даже после того, как сменили паспорт. Им страшно обратиться за медицинской помощью, потому что для этого им придется рассказать, что раньше они были мужчинами или женщинами  ведь эти биологические особенности важны для адекватного лечения.

«Им либо нужно врать, не получая при этом правильного лечения, либо  и это проще  вообще не ходить к врачам,  говорит Лапицкая.  Вот они и не ходят. А если они не ходят к врачам, то они элементарно не сдают анализы, не знают свой ВИЧ-статус».

ВРАЧИ НЕ ЗНАЮТ, КАК ЛЕЧИТЬ ТРАНСГЕНДЕРОВ

Российская система здравоохранения не имеет методик взаимодействия с трансгендерными пациентами. Это значит, что такой пациент, придя на прием, может встретить непонимание, страх или даже агрессию, что только увеличит его боязнь врачей.

Сейчас некоммерческие организации точечно объясняют специалистам специфику трансгендерных пациентов и ведут базу дружественных врачей, но этого недостаточно. Как отметил Кирилл Сабир из российской группы «FtM Феникс», требуется отдельная большая работа государства, НКО и специалистов по проведению исследований и пересмотру методических руководств.

«У врача за смену идет большой поток, в поликлинике — до 40 человек. И трансгендера за 12 минут понять, во все вникнуть, да любезно обслужить… Наша государственная система не предназначена для таких фокусов», — заключает эксперт.

РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ КОММЕРЧЕСКОГО СЕКСА КАК СПОСОБА ЗАРАБОТКА

Процедура смены документов при смене пола в России очень сложная, а устроиться на работу, если твой паспортный пол не соответствует внешнему виду — тяжело, объясняет Алиса Лапицкая. Это приводит к тому, что многие трансгендеры обращаются к коммерческому сексу как средству заработка.

«У них не остается никакого выбора, возможно, именно из-за этого они потом употребляют наркотики, потому что это большой прессинг и тяжело с ним справиться», — отмечает эксперт.

ПРОФИЛАКТИКА ВИЧ ПУТАЕТ ТРАНСГЕНДЕРОВ С МСМ

Трансгендерные люди могут быть разной сексуальной ориентации и не иметь никакого отношения к мужчинам, практикующим секс с мужчинами (МсМ). При этом многие организации записывают их в эту группу, что сводит их усилия по профилактике ВИЧ на нет — трансгендеры воспринимают их социальную рекламу негативно или просто считают, что она к ним не относится, отмечает Алиса Лапицкая.

Аналитическая справка ВОЗ «Трансгендеры и ВИЧ» подтверждает выводы исследователей — трансгендеры по всему миру чувствуют себя меньшинством в сообществе гомосексуалов и бисексуалов, и объединение с МсМ не отвечает их образу жизни, взглядам и интересам.

ДВОЙНАЯ СТИГМАТИЗАЦИЯ И НИЗКАЯ САМООЦЕНКА

Общество стигматизирует как людей, живущих с ВИЧ, так и трансгендерных людей, говорит клинический психолог Сергей Кумченко. Из-за этого трансгендеры с положительным статусом находятся под давлением двойной стигмы.

«Получается отягчающая, тяжелая и душевно невыносимая картина, — считает эксперт. — Неудивительно, что мы видим общее снижение самооценки и субъективного качества жизни транссексуальных людей по сравнению с цисгендерами (люди, чей биологический пол совпадает с гендерной идентичностью, — прим. ТД)»

Низкая самооценка и дискриминация приводят к тревоге и отчуждению: появляются мысли: «Я не заслуживаю должной медицинской поддержки», «Я плохой», «Мне точно откажут», рассказывает глава сервисного проекта для трансгендерных людей «T9 Nsk» Наталья Соловьева. Это же, по данным ВОЗ, влияет на использование презерватива как средства профилактики ВИЧ: некоторые респонденты признались, что боятся настаивать на сексе с презервативом из страха, что партнер отвергнет их.

КАКИЕ МЕРЫ НЕОБХОДИМЫ ДЛЯ ПРОФИЛАКТИКИ И ЛЕЧЕНИЯ ВИЧ У ТРАНСГЕНДЕРНЫХ ЛЮДЕЙ

Главная задача — включить трансгендеров в систему здравоохранения, считает эксперт Алиса Лапицкая, тогда распространение ВИЧ среди них удастся контролировать.

«Если система здравоохранения так и будет игнорировать трансгендеров, [игнорировать], что нужно учитывать их потребности, они так и будут оставаться невидимыми, и мы не сможем сделать никакую профилактику, — заявляет Лапицкая. — Прежде всего нужно избавиться от стигматизации и дискриминации в здравоохранении, чтобы врачи были подготовлены, что к ним может прийти трансгендерный пациент».

Представители ВИЧ-центра добавили, что если человек начал принимать антиретровисную терапию, то даже смена пола и документов не станут препятствием для того, чтобы продолжить принимать лекарства. Главное, чтобы трансгендерный пациент знал свой ВИЧ-статус и, если это необходимо, решился начать лечение.