7 мая 2020 года известный артист и несколько других мужчин были приговорены к двум годам тюремного заключения по обвинению в гомосексуальности в Туркменистане. 

Статья 135 Уголовного кодекса Туркменистана предусматривает уголовную ответственность за добровольные гомосексуальные отношения. Наказание за то, что человек является геем в Туркменистане, составляет от двух до десяти лет лишения свободы.

Мужчины, обвиняемые в Туркменистане в гомосексуальном поведении, подвергаются принудительному анальному обследованию.

Для того, чтобы найти геев и бисексуальных мужчин, полиция использует приложения для знакомств, затем шантажирует их и занимается вымогательством денег. Зачастую полицейским достаточно наличие номера телефона в адресной книге подозреваемого в мужеложстве, чтобы вызвать человека на допрос. Угрозы, унижения и пытки со стороны правоохранительных органов — обычное явление как на стадии следствия, так и в местах лишения свободы.

ЕКОМ, совместно ILGA-Европа, подготовили брифноут, в котором организации обращаются к   международным организациям обратить внимание на ситуацию в Туркменистане и содействовать в освобождении заключенных по 135 статье Уголовного кодекса.

Скачать (PDF, 176KB)

Информации о положении ЛГБТ в Туркменистане крайне мало, как и о жизни в стране вообще: Туркмения – одно из самых закрытых государств в мире наравне с Северной Кореей. 

По данным правозащитников и активистов, несмотря на то, что статья за мужеложство всегда была в УК, за геями особенно никто не гонялся, пока в 2011 году в интернет не попало некое видео, где преподаватель медицинского вуза в Ашхабаде занимается сексом с двумя своими студентами.

«В 2012 году все изменилось, один за другим пропадали друзья и знакомые из сообщества, родители теряли своих детей и узнавали только тогда, когда приходили повестки в суд для всех родственников и публично судили, и позорили по статье 135, часть 1 (“Мужеложство”). Задерживали на рабочем месте или делали облавы на квартирах. Страх у всех, и никто никому помочь не может», – рассказал “Кыргыз Индиго” 41-летний Дангатар.

Позиция властей Туркменистана – «у нас геев нет», но в тюрьму, судя по всему, попадают десятки людей, просто по другим, более “традиционным” статьям. Попавшегося в руки полиции гея обычно шантажируют, причём деньги выплачивать зачастую приходится родным задержанного.

В Туркменистане не существует независимых общественных организаций или объединений, которые могли бы осуществлять контроль над применением законодательства в той или иной сфере, проводить мониторинг, например, мест лишения свободы или соблюдения прав осужденных, а в последствии давать свою оценку и рекомендации государственным органам. В стране нет ни одного независимого органа, который проводил бы исследования на «сенситивные» темы, например, принудительный труд, домашнее насилие, нарушение прав представителей сообщества ЛГБТ и т.д. Отсутствие подобных организаций дополняется невозможностью получения в госструктурах каких-либо статистических или других данных. Помимо ряда законодательных ограничений на получение информации, все действующие квазинезависимые общественные организации в стране (так называемые ГОНГО) имеют еще и негласные запреты относительно своей деятельности.

Бежать из страны, впрочем, особо некуда. Визу в страны ЕС, США или Канаду туркмены получить де-факто не могут, они вынуждены уезжать или в Россию (и решать здесь проблему с документами как угодно, но не через институт политического убежища), или в Турцию (которая, по словам собеседников, предоставляет убежище трансгендерам, но не геям или лесбиянкам), либо в другие мусульманские страны, вроде Арабских Эмиратов, где о политическом убежище также идти речи не может.

ЕКОМ призывает подписать петицию с требованием освобождения и немедленного оправдания мужчин, осужденных за гомосексуальные отношения в Туркменистане.

Подписать петицию с призывом к туркменским властям снять все обвинения с геев, осужденных по статье 135, и освободить их.