В 2019 году в России было больше, чем в последние годы, нападений на представителей ЛГБТ-сообщества, однако снизилось количество случаев насилия на почве национализма и атак со стороны провластных активистов. Информационно-аналитический центр “Сова” опубликовал ежегодный доклад о преступлениях ненависти и противодействию им, сообщает Радио Свобода.

Уровень насилия в России остается стабильно низким по сравнению с нулевыми годами, говорит эксперт Центра “Сова” Вера Альперович. Согласно данным доклада, за последние десять лет нападений и убийств по мотиву ненависти стало заметно меньше. Анализ уровня насилия осложняется тем, что СМИ описывают преступления таким образом, что невозможно понять, были ли они сделаны по мотиву ненависти. Кроме того, пострадавшие практически не обращаются ни в общественные организации, ни тем более в полицию, опасаясь проблем со стороны правоохранительных органов. А нападавшие стали осторожнее публиковать видео о своих “акциях”.

– Низкий уровень насилия связан, в первую очередь, с активностью правоохранительных органов, которые мешают ультраправым группировкам распространять свою идеологию и переходить от слов к делу. Также это связано с тем, что сейчас ультраправая идеология в таком радикальном варианте гораздо менее популярна – ввиду того, что время ее прошло. Также многие люди, ориентировавшиеся на насилие в том или ином виде, покинули Россию, уехали в Украину воевать на той или на другой стороне.

Но факт, что сегодня информацию о ксенофобном насилии, кто бы ни был его жертвой, будь то приезжие или представители ЛГБТ, стараются не распространять. Если раньше правоохранительные органы довольно охотно сообщали о случаях каких-то инцидентов, где есть основания подозревать мотив ненависти, то сегодня, как правило, мы узнаем об этом только в том случае, если по делу были найдены подозреваемые. Тогда сообщается и о самом инциденте. С 2014 года у нас официальная пропаганда настаивает на том, что большинство националистов уехали в Украину, и именно там происходят подобного рода инциденты, соответственно, российские аналогичные инциденты стараются не выпячивать, – говорит Вера Альперович.

Как правило, больше всего насилия на этой почве происходит в крупных городах – это Москва и Санкт-Петербург. Редко бывают региональные всплески, в зависимости от какой-то локальной ситуации в конкретном месте.

– Например, в нулевые годы был всплеск расистского насилия в Воронеже, – говорит Альперович. – Это было связано с тем, что именно в этом городе училось довольно много иностранных студентов. Но в основном почти всегда впереди всех идут Москва и Санкт-Петербург, как города наиболее крупные, с наибольшей плотностью населения, где можно встретить, соответственно, объект ненависти на любой вкус и цвет.

Количество нападений ультраправых на политических, идеологических или “стилистических” противников в прошлом году оказалось существенно ниже, чем годом ранее. Акции прокремлевской группы SERB в прошедшем году были очень заметными, но до серьезных атак дело почти не доходило. В основном активисты ограничивались провокациями, словесными оскорблениями и выкриками в адрес участников мероприятий. На выходки провластных активистов полиция обычно не реагирует.

Накануне в программе “Лицом к событию” директор Центра “Сова” Александр Верховский объяснил данные о спаде насилия со стороны ультраправых тем, что латентность такого рода преступлений может повышаться.

– Например, участники движения “Наши”, которые так легко хвалились этим в интернете, сейчас избегают это делать, – говорит Верховский. – В СМИ писали подробно об этих вещах, сейчас менее подробно. Возможно, спад не столь существенный, как нам кажется. Но, тем не менее, похоже, он есть. Соответственно, перераспределяется категория жертв. Понятно, что, вспоминая массу потерпевших от насильственных преступлений ненависти, – это люди, которых нападавшие воспринимали как этнических чужаков, но бывают и другие нападения. В прошлом году было несколько меньше нападений по мотивам политической вражды, но зато больше нападений на ЛГБТ, что, видимо, связано не с тем, что общество стало вдруг гомофобным, а с тем как раз, что некоторые группы просто переквалифицируются на эту тему, на тему воинствующей защиты морали, которая кажется им более безопасной.

Официальной статистики жертв насилия в ЛГБТ-сообществе не существует. В докладе говорится об одной убитой и семи раненых в прошлом году. Среди пострадавших в основном оказались участники пикетов или иных мероприятий, ассоциированных с ЛГБТ. Но также были случаи нападения на прохожих, которых приняли за представителей ЛГБТ по внешнему виду.

– Общество стало более агрессивно относиться к ЛГБТ, годы гомофобной пропаганды не могут пройти даром, – говорит Альперович. – Одновременно с этим появились группы, которые поняли, что на насилие в эту сторону смотрят больше сквозь пальцы, чем на насилие в отношении приезжих (то, что называется разжиганием межнациональной розни). Ввиду того, что довольно агрессивное отношение к представителям ЛГБТ пропагандируется по телевидению, люди подхватывают эту идеологию и более агрессивно к ним относятся и на личном, и на организационном уровне.