“Гомосексуалы – сталинская бомба”

Поиск врага – проверенный способ, к которому власти нередко прибегают, чтобы вызвать в обществе агрессию и управлять ею в своих целях. Враги могут быть самыми разными, но есть среди них несколько универсальных, то есть подходящие чуть ли не всем, пишет редакция портала kok.team.

Так, исторически беспроигрышным вариантом было назвать врагами евреев, цыган и гомосексуалов. И если бы речь не шла о трагедиях настоящих людей, можно было бы сказать, что иногда доходило до анекдотических ситуаций. Так, в 50-е годы в США государственная пропаганда абсолютно серьезно заявляла, что “гомосексуальность – это сталинская атомная бомба для уничтожения Америки”, и что гомосексуальность активно поддерживается и продвигается коммунистами, чтобы «подорвать силу нового поколения и поставить под угрозу рождение следующего поколения». Ровно это сейчас говорят российские пропагандисты, которым гомосексуалов засылает Америка. А в СССР в сталинские годы утверждалось, что гомосексуальность – основа фашизма. Максим Горький писал в 1934 году, что «уже сложилась саркастическая поговорка: „Уничтожьте гомосексуализм — фашизм исчезнет!”. В свою очередь нацистская Германия также объявила гомосексуальность вне закона и уничтожала геев в концлагерях наравне с евреями и цыганами.

Но вот вопрос – а почему одних называют врагами, а других нет? Ответ прост – напасть легче на того, кто не даст сдачи. И поскольку на протяжении веков и гомосексуалы, и цыгане, и евреи были маргиналами, за которых никто даже не вступится, то идеальнее жертвы для всеобщих расправ не найти.

Однако времена меняются – те, кто попробует взять на вооружение антисемитизм, обязательно столкнутся с сильным государством Израиль и еврейским лобби. Евреи теперь могут дать сдачи, и будут идеологически поддержаны Северной Америкой и Европой, а поэтому на роль врага их в последние десятилетия не назначают.

ЛГБТ тоже стали сильнее – но не везде, а лишь в странах, пошедших по пути соблюдения прав человека и законности. Так, было время, когда ЛГБТ с кулаками добивались своих прав, например, во время Стоунволлского бунта в США в 1969 году. А теперь ЛГБТ защищают не только они сами, но и огромное количество их сограждан-союзников, разделяющих ценности свободы и любви.

Как бы не хотели верить сторонники теории заговора масонов, геев и рептилоидов, мирового ЛГБТ-лобби нет, как нет и отдельного сильного ЛГБТ-государства, поэтому во многих странах гомосексуалы – идеальная жертва на роль врага. И власти этим с удовольствием пользуются.

При поддержке и молчаливом согласии

Месяц назад, 1 июля в Минске ОМОН заявился на закрытую ЛГБТ-вечеринку с проверкой. По словам белорусского активиста Андрея Завалея «облавы на гей клубы в Беларуси происходят постоянно, несколько раз в год стабильно «напоминают нам своё место». И это при том условии, что в стране гомосексуальность не подвергается уголовному преследованию. Тем не менее, силовики позволяют себе противоправные действия, цель которых не только держать ЛГБТ-сообщество в состоянии постоянного напряжения и страха, но и сбор фактических данных. Во время проверок документов по большому счету проводится “перепись” геев, лесбиянок, бисексуальных и трансгендерных людей. В принципе в этом методе нет ничего нового – также поступали сотрудники КГБ в бывшем СССР,а  также в странах бывшего советского лагеря. В советские времена с помощью таких переписей составлялись целые списки знакомых и знакомых знакомых, которых впоследствии можно было шантажировать в самых разных целях.

Таджикистан. В 2016 году облавы прошли в Душанбе – таджикские полицейские во время рейда ставили представителей ЛГБТ-сообщества на учет. Для этого были созданы целые рабочие группы по слежке за “уязвимыми группами населения”, которые отрапортовали о выявлении 367 граждан. Общественности об этом стало известно лишь год спустя из… ведомственного журнала Генеральной прокуратуры «Конуният». Таджикские активисты также сообщают о регулярности такого рода облав, кроме того, правозащитники рассказывают, что сотрудникам МВД были даны негласные инструкции по работе, направленной на борьбу с “распространением” гомосексуализма.

Что происходит с ЛГБТ в Туркменистане нам неизвестно – настолько это закрытая страна. Однако очевидно, что от страны, в которой до сих пор однополые отношения являются уголовным преступлением, ничего хорошего ждать не приходится. Это подтверждают практики более открытой страны, в которой также Уголовный кодекс считает геев преступниками. Речь идет об Узбекистане. По свидетельствам уехавших в Казахстан граждан Узбекистана, статья обычно используется полицией только для одного – вымогательства денег. Коррупционная схема проста – полиция устраивает облаву “на живца”. Организуется “свидание”, и когда дело доходит до постели, в жилище врывается наряд полиции, который впоследствии вымогает деньги взамен на свободу.  Но в 2017 году стало известно, что двум геям угрожает реальный срок – и это что-то новое в государственной политике, для которой геи при Исламе Каримове были лишь кормушкой.

В том же году прошли полицейские облавы в Азербайджане. “Ловили в тех местах, где они обычно собираются и встречаются – некоторых просто жестоко били и отпускали, других везли в отделение”, – рассказывает ЛГБТ-активист Фарид. Вместе с тем, азербайджанские власти не отказывались от предъявленных обвинений. Глава пресс-службы МВД Азербайджана полковник Эхсан Захидов заявил, что причиной рейда стали многочисленные жалобы жителей города. Впрочем, он заявил, что полиция никого не била и взяток не брала, как на том настаивают пострадавшие.

Но самое страшное произошло конечно же в России, где борьба с ЛГБТ является одним из пунктов на повестке федеральных властей. Атмосфера ненависти, которая нагнеталась по всем каналам СМИ дала свои результаты. После принятия в 2013 году закона о так называемой “гомопропаганде” количество преступлений на почве ненависти к ЛГБТ значительно возросло – об этом свидетельствует исследование социолога Александра Кондакова. По большому счету, федеральные власти как бы дали людям отмашку – “с этими можете делать, что захотите”. Гомофобов не нужно было просить дважды.

Апофеоз государственной травли пришелся на все тот же 2017 год, когда стало известно о геноциде геев в Чеченской республике. Чеченские силовики в феврале начали массовые задержания. Задержанных пытали, вымогали деньги, а тех, кому особо не повезло – убивали. “Новая газета”, с публикации которой началась широкая огласка ведущегося геноцида, назвала среди причастных спикера парламента Чечни Магомеда Даудова и начальника ОМВД Аюба Катаева. Представители власти, которые были вынуждены комментировать скандал, заявили, что на территории Чечни вообще нет геев. А если бы и были, то с ними расправились бы их собственные родственники. И раз геев нет вообще, то и полиция никого не могла задерживать, равно как пытать и убивать.

Все перечисленные примеры из постсоветских республик объединяет одно – преступления совершались не просто гомофобами. Они совершались силами организованной государственной преступности, силовиками – при молчаливом согласии или при активной поддержке властей. В словаре есть только одно определение для силовых методов государства против своих граждан, а также систематического их запугивания – террор. Именно примеры террора мы и наблюдаем.

Причины мы указали в начале – когда государству нужен враг, на которого можно повесить всех собак, в качестве жертвы выбирается самая беззащитная. И на эту роль, как мы видим, ЛГБТ подходят идеально – за нас даже никто не вступится.

Другой вопрос – зачем нужен враг? Тут все сложнее, причины могут быть разными, но чаще всего – это снижающийся уровень экономики и обеднение широких слоев граждан. И если добавить к этому отсутствие власти закона, независимости и честности судов, то у преступников полностью развязаны руки.

А что Казахстан? Мы и Кыргызстан – единственные в Центральной Азии, которых беды 2017 года обошли стороной. Значит ли это, что наши политические и экономические институты работают так хорошо, что ЛГБТ-сообщество находится в безопасности? Нет, не значит. В Казахстане растет уровень ксенофобии – пока он выливается в форме синофобии. По большому счету, определенные группы казахстанцев назначили себе врага в виде китайцев сами. Однако выгодно ли государству, чтобы синофобия помешала притоку огромных китайских инвестиций? И если однажды окажется, что синофобия невыгодна, а в условиях ухудшающейся экономической конъюнктуры понадобится “враг”, угадайте, кто первым подвернется под руку?