Евразийская коалиция по мужскому здоровью (далее ЕКОМ), международное неправительственное объединение, которое объединяет некоммерческие организации и активистов, действующих в области профилактики, лечения вируса иммунодефицита человека (ВИЧ). Деятельность коалиции распространяется на регион Восточной Европы и Центральной Азии, направлена на поддержку мужчин, практикующих секс с мужчинами, и трансгендеров. Подробно о деятельности коалиции, ее прошлом опыте и текущих делах – в интервью с Исполнительным директором ЕКОМ Виталием Джума, которое он дал специально для бюллетеня «ВМЕСТЕ».

Работа коалиции достаточно заметна среди всех, кто занимается работой с ключевыми группами населения в регионе. Создается впечатление, что стартанули достаточно быстро, быстро набрали вес и значимость среди ВИЧ-сервисных организаций. Или это обманчивое впечатление?

– Кажется, что ЕКОМ начал с места в разгон, но на самом деле был у нас довольно сложный период. Мы организовались  2011 году, даже не зарегистрировались, а просто решили создать ассоциацию. Были проведены консультации, проведены выборы, определено правление, набран небольшой секретариат и начался этап роста. Случилось так, что пришли люди из разных стран региона, с разным представлением о возможной деятельности, горят, хотят  все сделать, а к согласию прийти не получается. Это был сложный период, в 2012 году организация была на стадии развала. Но в 2013 году появилось как бы второе дыхание, прошла официальная регистрация и после этого потихоньку мы начали работать и какое-то время действовали как рассылка, как дискуссионный форум.

Если рефлексировать прошлый опыт ЕКОМ, то, как Вам кажется, что вообще может помочь ассоциациям, сетям, платформам  найти свою нишу, свой механизм для устойчивости?

– Наверное, прежде всего, это осознание необходимости нахождения организации в ассоциации, сети, не для галочки, а для сути. Нужно понять, какая идея всех объединяет.  Вначале мы на это не особо обращали внимание, считали, что есть ЛГБТ-активисты, которые занимаются ВИЧ, и этого достаточно. Оказалось, что не достаточно. На самом деле, как маленькой, так и большой организации необходимо найти такой стержень, который должен объединять: это сервисная организация или идеологическая? что в приоритете: ВИЧ или права человека? и.т.д.

Какой у ЕКОМа стержень?

Мы сейчас определяем, что стержень – это сообщество и чувство достоинства нашего сообщества. Мы позиционируем себя как ассоциация организаций сообществ, и для нас первоочередной ценностью является защита геев, бисексуалов, транс людей, т.е. людей, которые причисляют себя к нашему сообществу. Первое о чем мы сейчас говорим – «ничего для нас без нас». И если мы начинаем говорить с нашими партнерами в госструктурах, то должны четко заявлять нашу позицию, что мы говорим не о ком-то,  а мы говорим о себе.  Вокруг этого вся стратегия ЕКОМ: мы должны развивать и укреплять сообщества, где они есть, и развивать там, где их нет. Например, транс *люди – небольшое количество, малый потенциал. У нас есть возможность, и мы будем их развивать, используя тот опыт, который уже приложили к развитию  гей-сообщества, сообществ лесбиянок и бисексуалов, будем перекладывать, мультиплицировать его на сообщество транс* людей.

В последнее время ЕКОМ издает много исследований по самым разным аспектам, касающимся проблем ЛГБТ. Какая цель у такой тактики?

Мы понимали, что нет информации о нашем сообществе, о геях, о транс людях. Поэтому, кто если не мы? Там, где возможно, мы работаем с государственными партнерами по проведению эпиднадзоров или поведенческих  исследований. Где это невозможно, мы сами собираем  данные и накапливаем стратегический массив информации, который может стать аргументом, чтобы влиять на политику и на действия наших партнеров в государственных учреждениях. Капля камень точит.  Еще год назад это было не заметно, но в последнее время должностные лица уже замечают, что есть информация, начинают задумываться, о тех проблемах, которые показаны в исследованиях. И сейчас мы уже достигаем целей другого уровня.  Мы владеем аргументацией, чтобы влиять на процессы.  Все любят цифры, голые факты, вот мы и показываем, что нужно сделать здесь или здесь, а что делать не нужно.  Например, последние данные показывают, что политика тестирования не достигает сообществ, ее нужно изменять, у нас есть инструменты и мы должны начать действия в этом направлении.

Как вам кажется, какой из стран региона удалось, возможно, не без помощи ЕКОМ, продвинуть изменения в отношении к ЛГБТ-сообществу, такой группе как МСМ?

Ни в одной стране региона нам пока похвастаться нечем. Мы не так давно начали все эти процессы. По крайней мере, нам удалось начать сотрудничество там, где раньше нас не хотели слушать. Например, в Армении мы совместно проводили биоповеденческое исследование,  ЕКОМ участвовал и помогал проводить исследование среди МСМ и транс*людей, а до этого переговоры шли довольно сложно.  В Таджикистане сложно будет, они отказываются говорить на официальном уровне о МСМ. Но биоповеденческое исследование там провести все же удалось.  Я полагаю, что так или иначе накопление массы стратегической информации приведет к определенным улучшениям.

Каково ваше мнение об ЛГБТ-сообществе в Беларуси? Каким Вы его видите?

В данном случае мы наблюдаем как ЛГБТ-сообществу сложно, иногда просто невозможно говорить о своих правах. Поэтому очень важно находить методы и приемы диалога, на которые государственные партнеры отзываются: говорить на языке сухих цифр, говорить о скрытой эпидемии. Я думаю, наши партнеры здесь прекрасно это все знают. Для ЕКОМ полезна и значима работа в Беларуси, поскольку мы можем этот опыт взаимодействия с государственными партнерами использовать в других странах, например, в России, где очень сложно работать.  Белорусский опыт взаимодействия с госструктурами, например, может помочь работе в Казахстане. 

Какие планы у ЕКОМ, что будет происходить в ближайшее время?

В ближайшие полтора года мы будем на практике использовать наши накапливаемые данные. На самом деле, очень много отчетов мы еще не успели обработать, напечатать и распространить.  Но после этого мы собираемся весь этот массив качественных данных, которые получили, использовать уже в адвокации с государствами.  И я уверен, что у нас это получится. Еще у нас есть идея, которая многими поддерживается, такую же деятельность проводить совместно с другими ключевыми группами, чтобы сравнить ситуацию в разных сообществах и группах, уязвимых к ВИЧ.